Наставник (26504)

Какие секреты фараонов выставлены в Институте арабского мира?

Регистрируйтесь, делитесь ссылками в соцсетях, получайте на WMR кошелек 20% с каждого денежного зачисления пользователей, пришедших на проект по Вашей ссылке. Подробнее
После регистрации Вы также сможете получать до 175 руб за каждую тысячу уникальных поисковых переходов на Ваш вопрос или ответ Подробнее
ЛУЧШИЙ ОТВЕТ



Некоторые слова имеют магическую природу. Слово 'фараон' - из них. Но кем на самом деле был этот человек, остановившийся на полпути между землей и небом, между пустыней и Нилом? Впервые во Франции проходит экспозиция, которая ставит точку в нашем знании о царях Египта секреты фараонов и их тайнах. Экспозиция выставлена в Институте арабского мира.

Сотни редчайших экспонатов, некоторые из которых монументальны, все прекрасные диковинки, полные тайн, - выставлены на обозрение публики, а интерес и восхищение Древним Египтом лишь растет. 'L"Express' дает ключи к заветной дверце гробницы тайного мира, где сакральное сосуществует с человеческой слабостью, где искусство и политика пребывают в гармонии, где гигантизм венчается с интимностью, где человек живет в мире с природой. Мир, который говорит нам о вечности.



Генеральная репетиция уже прошла в два года назад в венецианском палаццо Грасси: 620 000 посетителей собрались там, чтобы полюбоваться сокровищами цивилизации, связующей землю и небо, цивилизации, предназначавшей все виды живых существ - насекомых, животных, людей, - одной судьбе. Парижская версия экспозиции обещает быть еще богаче. Кристиан Зиглер (Christiane Ziegler), главный хранитель отдела египетских древностей в Лувре, организатор обеих выставок, посвятила подготовке к этому событию долгие месяцы работы. Вот откуда мы можем узнать многое об этих великих молчунах - фараонах.

О них мы знаем не слишком-то много, в основном они знакомы нам по клише. 'Цари, такие как Хеопс, Эхнатон, Рамзес II, чьи имена вошли в культуру, которым посвящены книги, даже музыкальные композиции, они остаются для историка полупрозрачными', -говорят Паскаль Вернюс (Pascal Vernus) и Жан Йойот (Jean Yoyotte), два великих визиря от египтологии, в их эпатирующем 'Словаре фараонов' (изд. Noesis). Мы узнаем о них, только благодаря фастам, в которых они упомянуты посмертно. И именно в этом посмертном свете нам предстает их жизнь, в любой археологической находке. Официальное, религиозное искусство не отдает себе отчета в повседневной жизни этих египетских суверенов, как простых смертных.



В чем разница между пышными одеждами, в которых их облачает воображение и лоскутками фактов, добытых в научных поисках египтолога?', спрашивают Вернюс и Йойот. Без галлюцинации культа потустороннего, египтяне остаются практически неизвестными для нас, к чему добавляется еще одна трудность, частные гробницы, где лежат предметы быта, лишь косвенно говорят нам о жизни и делах фараонов. В конечном итоге, в египетской религии было нечто истинное. Она обеспечила вечность своим слугам и принесла их к нам на тысячелетней реке времени, она смогла сохранить почти все их тайны.

Почти все, ибо экспозиция 'Фараон' в одном месте собрала все основное из наших знаний о природе и функциях этого феномена со времен Шамполиона (Champollion). Впервые интерес обращен не к определенной эпохе, не к одному захоронению, не к одному особенному персонажу, но к самой природе феномена, к образу фараона во всех его ипостасях. Четыре большие раздела, иллюстрированные искусством Нового Царства определяют круг вопросов: владыка божественной природы, сын Гора, царь-жрец, посредник между богами и человеком; военачальник, непобедимый завоеватель; руководитель государства во главе массивного аппарата; царедворец, окруженный женщинами; покойник, чьи похороны грандиозны. Самые любознательные умы будут удовлетворены. От додинастической эпохи до Египта Птолемеев 15 статуй, головы и рельефы фараонов покрывают 3500 лет истории. Чтобы, сквозь правила репрезентации, шаг за шагом возникал человек в маске полубога, смертный в ореоле бессмертного, военачальник, кому знакомы поражения под плащом неуязвимости.