Жизнь после

"Наталья Гончарова: Жизнь после Пушкина.

Наталья Николаевна Пушкина овдовела в 24 года. Поэт оставил ей свое великое имя, долги, которые взял на себя царь, и четверых рожденных ею за 6 лет супружества детей. Старшей – Маше – было неполных 5 лет, младшей – Наташе – 8 месяцев.

С горя Наталья Николаевна укрылась от света, удалившись в родовое гончаровское имение Полотняный Завод. Но через 2 года затворничества все же вернулась в Петербург. Причина была проста – дети. Заботливая мать думала об их будущем.

Когда Наталье Николаевне опекунский совет вручил деньги за посмертное издание произведений Пушкина, то она не взяла оттуда ни копейки на свои нужды, считая, что эта значительная для нее сумма – 50 тысяч рублей – принадлежит детям.

А деньги были очень нужны. Недаром Александр Сергеевич словно предчувствовал: случись с ним недоброе – семью ждет крах: «Жена окажется на улице, – как он писал, – а дети в нищете». Не многим лучше и вышло.

Первое, с чем пришлось столкнуться вдове, – это материальные трудности. Денег не хватало на самую скромную жизнь, и не было дня, чтобы Пушкину не посещали горькие мысли.

Отошли в прошлое, стали воспоминанием шитье туалетов и покупка модных шляпок, которые стоили бешеных денег. Гордясь красотой жены, Пушкин любил, чтобы и одета она была соответствующе: изысканно, элегантно. В вечных битвах с книгоиздателями, едва сводя концы с концами, чтобы обеспечить достойную жизнь семье, он радовался как ребенок, видя, какой эффект производит появление его «мадонны» в великосветских дворцах Петербурга. Был уверен: его жена царствует по праву – по праву ее красота так же единственна, неповторима, как его талант, посланный Богом.

Два года Наталья Николаевна не снимала траур. Вдову Пушкина больше не видели на придворных балах, в гостиных, салонах, театрах.

Лишь 6 лет спустя после гибели мужа Натали вновь появилась в свете. Пушкину легко понять: подрастали дети. Она надеялась заручиться покровительством сильных мира сего, вполне понимая, что ее материнских усилий, увы, недостаточно, чтобы обеспечить детям великого поэта достойное будущее. А пока она еле-еле наскребала денег, чтобы определить сыновей в гимназию.

Однажды на святках в Аничковом дворце устроили костюмированный бал, который особенно любил император Николай I. Наталья Николаевна появилась, повторяя в своем костюме и прическе облик древнееврейской героини Ревекки. Она, как магнит, притягивала взгляды собравшихся. Смутившись от всеобщего внимания, Натали забилась в самый дальний угол парадной залы. Но когда начались танцы, император обвел хозяйским глазом толпу гостей, среди которых Наталья Николаевна выделялась высоким ростом. Николай I был еще выше, и сразу заметил стройную фигуру стоявшей в стороне Пушкиной.

Пройдя через всю залу сквозь ряды танцующих, император подошел к Наталье Николаевне. Он взял ее за руку и проделал весь путь обратно, остановясь перед своей супругой.
– Смотрите и восхищайтесь! – сказал он императрице, отступив шаг в сторону, словно давая возможность всем полюбоваться столь редким зрелищем.
– Да, прекрасна, в самом деле прекрасна! – наведя на Пушкину лорнет, с улыбкой сказала Александра Федоровна.

Император победно оглядел собравшихся. Что значил его взгляд, это прилюдное признание своего благоговения перед прекрасным Божьим созданием? Не было ли тут тайного смысла, некоего намека для тех, кто родовит, богат, полон сил и свободен от оков Гименея? «Какая женщина! Какая невеста!»

Действительно уже немалые годы вдовства, прожитые безукоризненно, молодость, красота, с которой по-прежнему никто не мог соперничать, – все, казалось, давало право Натали Пушкиной надеяться на новый брак, на обретение мужа, опоры, друга.

Мемуары свидетельствуют, что Наталью Николаевну никогда не оставляло внимание мужчин. Но это лишь фраза. А на самом деле история вдовы Пушкиной подтверждала старую житейскую мудрость: замужняя красавица – вожделенная мечта многих. Но стоит ей распрощаться с супругом, как вчерашние воздыхатели тут же безвозвратно исчезают.

Покойный супруг наказывал Наталье Николаевне 2 года носить по нему траур, а затем выходить замуж. К моменту пристального внимания к ней князя Голицына Натали была вдовой уже 5 лет. Казалось, что измученная вечной заботой о завтрашнем дне, Наталья Николаевна должна была только обрадоваться столь выгодной партии.

Но тут через доверенного лица князь изложил ей свой взгляд на их будущее. Конечно, для Голицына никакого значения не имели материальные издержки на детей – его капиталов хватило бы на целый Воспитательный дом. Но князь предпочитал, чтобы четверо Пушкиных росли не у него на глазах, а где-то, пусть всецело им обеспеченные, в отдалении. Сначала, скажем, в закрытом пансионе, потом в любом, привилегированном учебном заведении.

Вот это совершенно не подходило Наталье Николаевне и решило дело раз и навсегда. Она даже не дала посреднику князя высказаться до конца и, обычно сверхтерпеливая к людям и их поступкам, отрезала:
– Кому мои дети в тягость, тот мне не муж!

Маленькие Пушкины были первой и неоспоримой жизненной ценностью для Натальи Николаевны. Недаром люди, навещавшие пушкинское семейство, в том числе и свекор Сергей Львович, подчеркивали, что дети «прелестны, хорошо себя держат, ухожены, здоровы».

А ведь за всем этим стояли неусыпные труды Натальи Николаевны – той самой Пушкиной, образ которой и по сию пору не свободен от несправедливого клейма: это всего лишь холодная пустышка, разорявшая поэта тратами на наряды.

Так что Голицын, поняв, что прекрасной Натали ему не получить, потихоньку исчез с горизонта, чтобы на время уступить место новому соискателю – Николаю Аркадьевичу Столыпину.

Это был красавец, веселый, остроумный, душа общества, погибель для дам. Карьера его на дипломатическом поприще складывалась удачно. Николай Аркадьевич был на 2 года младше Натальи Николаевны, родившейся, как известно, в год наполеоновского нашествия.
Столыпин приехал в Россию в отпуск и «при первой встрече был до того ошеломлен красотою Натальи Николаевны, что она грезилась ему и днем и ночью».

Вдова Пушкина виделась со Столыпиным часто, в отнюдь не официальной обстановке, а у своих старых друзей – Вяземских, сын которых – Павел – впоследствии женился на сестре Столыпина, Марии Аркадьевне. В хорошо знакомом доме обычно молчаливая, сдержанная Наталья Николаевна становилась совсем другой – улыбчивой и приветливой. И Столыпин был сражен: «С каждым свиданием чувство его все сильнее разгоралось». Вероятно, он был в одном шаге от того, чтобы пасть на колени, чтобы просить Пушкину принять его руку и сердце.

В правдивости того, что произошло дальше, сомневаться не приходится: дочь Натальи Николаевны наверняка записала историю этого короткого романа со слов матери.

Так что же наш славный красавец Столыпин с его пылающим сердцем? Увы! «...Грозный призрак четырех детей неотступно восставал перед ним; они являлись ему помехою на избранном дипломатическом поприще, и борьба между страстью и разумом росла с каждым днем. Зная свою увлекающуюся натуру, он понял, что ему остается только одно средство противостоять безрассудному, по его мнению, браку – это немедленное бегство. К нему-то он и прибегнул.

Не дождавшись конца отпуска, он наскоро собрался, оставив в недоумении семью и друзей, и впоследствии, когда заходила речь о возможности побороть сильное увлечение, он не без гордости приводил собственный пример».

Потом Наталье Николаевне пришлось пережить страстные домогательства женатого Вяземского...

А потом помог случай. Тот самый случай, который иногда счастливым образом соединяет судьбы, которые должны быть соединены, кажется, волею небес...

Петр Петрович Ланской отдыхал в Баден-Бадене вместе с братом Натали, Иваном Гончаровым. Тот попросил его завезти письмо и посылку для Натальи.

В благодарность за оказанную любезность Наталья Николаевна приглашает Ланского бывать в ее доме на правах друга семьи. Тот с радостью отвечает согласием. Всегда молчаливый и замкнутый, в обществе Натальи Николаевны он становится разговорчивым и веселым. Кажется, он влюблен в молодую вдову, которая младше его на тринадцать лет.

Но в свои сорок пять он ни разу не был женат, да и сердце его разбито. Лучшие годы своей жизни он посвятил ветреной красавице Идалии Полетике. Жестокая женщина то приближала его, то отталкивала, параллельно крутя романы с другими мужчинами. Убедившись в измене любимой, Ланской нашел в себе силы порвать позорную связь. Теперь он свободен и может посвятить себя новой любви.

Время шло. Наступила весна. Генерал бывал у Гончаровой все чаще и чаще, но так и не осмеливался сделать предложение. Его состояние было изрядно выпотрошено требовательной любовницей; содержать семью, да еще четверых приемных детей, было не на что. Наталья Николаевна Гончарова по совету врачей собиралась с детьми на воды, но поездку пришлось отменить: неловко поднявшись с кушетки, она подвернула ногу и не могла ходить.

С верностью преданной сиделки влюбленный Ланской заботился о молодой женщине. Он уже почти решился на предложение, но вдруг в приемной столкнулся с... самим императором Николаем I. Генерал тут же вспомнил долетавшие до него давным-давно слухи о том, что император не скрывает своей симпатии к супруге Пушкина, а если верить некоторым сплетникам, у него с Натальей Гончаровой был роман еще при жизни поэта. Соревноваться с таким конкурентом Ланской не мог. Он раскланивается с императором и молча уходит.

Удивительно, но на следующий день генерал Ланской назначается командиром Конногвардейского полка. Он получает достойное жалованье, казенную квартиру и вместе с тем возможность жениться. Генерал сомневается, что Наталья Николаевна примет его предложение, но она отвечает согласием. Остается лишь одна закавыка.

По церемониалу того времени Ланской должен испросить разрешения на брак у императора. Вопреки его опасениям, Николай отвечает: «Искренне поздравляю тебя и от души радуюсь твоему выбору! Лучшего ты не мог сделать. Что она красавица – это всякий знает, но ты сумел оценить в ней честную и прямую женщину. Вы оба достойны счастья...»

Свадьба генерала Ланского и Натальи Гончаровой-Пушкиной состоялась в июле 1
1844 года в Стрельне под Петербургом. Боясь очередных сплетен и скандалов, Натали настояла на тихой и скромной церемонии. Пригласили только близких родственников. Сам император выразил желание быть посаженым отцом, но с пониманием отнесся к просьбе невесты и на венчание не приехал, послав лишь царский подарок - бриллиантовое ожерелье.

В этом союзе, продлившемся почти двадцать лет, не было страстей, зато было море нежности, уважения и теплоты. Об этом свидетельствуют письма Натальи Николаевны, которая обращается к своему второму супругу «душа моя», «мой дорогой, добрый Пьер», «мой друг Пьер», «мой прекрасный муж».

Петр Ланской стал не только хорошим мужем, но и прекрасным отцом четверым детям Пушкина. Он воспитывал их с такой же любовью и заботой, с какой относился к собственным дочерям, которых у них с Натальей родилось трое. В доме Ланских постоянно слышался детский смех. Помимо своих семерых детей, Петр и Наталья усыновили Софью, дочь умершего родственника Ланского.

Под влиянием жены, души не чаявшей в детях, в 1847 году генерал-майор Ланской учредил в своем полку детский приют для солдатских сирот. Другим детям из бедных семей приют помогал одеждой и провиантом.

Тихую и спокойную семейную жизнь Ланских прервало известие о неизлечимой болезни Натальи Николаевны. Ее мучил постоянный кашель, и весной 1861 года Ланской вынужден был просить одиннадцатимесячный отпуск для пребывания за границей.

Религиозная Наталья Гончарова не пережила развода дочери – он стал для нее последним ударом. Перед смертью она передала своей дочери письма Пушкина, которые все эти годы бережно хранила.

Умерла Наталья Николаевна 26 ноября 1863 года, когда ей шёл 52-й год... «Спасибо, мой Пьер... Спасибо тебе... За все спасибо...» – сказала она перед тем, как навсегда закрыть глаза...

Дети похоронили Наталью Николаевну на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Через пятнадцать лет рядом прибавилась могила Петра Петровича Ланского и строгое, черного мрамора надгробие; около него – небольшая дощечка с надписью о том, что в первом браке Наталья Николаевна Ланская была за поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным.

Она прожила на этом свете 51 год и из них была всего шесть лет вместе с Пушкиным... "
Е. Мельникова

(художник Владимир Первунинский, «Наталья Гончарова-Пушкина на балу 1836», 2017)
Дополнен 1 неделю назад


Дополнен 1 неделю назад
Регистрируйтесь, делитесь ссылками в соцсетях, получайте на WMZ кошелек 20 % с каждого денежного зачисления пользователей, пришедших на проект по Вашей ссылке. Подробнее
После регистрации Вы также сможете получать до 100 руб за каждую тысячу уникальных поисковых переходов на Ваш вопрос или ответ Подробнее
ОТВЕТЫ
Верховный Наставник (225086)
С удовольствием прочла....спасибо...очень интересно и познавательно
Спасибо,Сандринья.) В общих чертах я это знала,но прочла,вспомнив давно прочитанное,с удовольствием.
ПОХОЖИЕ ВОПРОСЫ