Гроссмейстер (5674)

Три бюста, врач, лампас... Догадка есть у вас?:))

Регистрируйтесь, делитесь ссылками в соцсетях, получайте на WMR кошелек 20% с каждого денежного зачисления пользователей, пришедших на проект по Вашей ссылке. Подробнее
После регистрации Вы также сможете получать до 50 руб за каждую тысячу уникальных поисковых переходов на Ваш вопрос или ответ Подробнее
ЛУЧШИЙ ОТВЕТ
Наставник (64655)
Лактионов Александр Иванович.
После операции. 1965 г.





На картине изображена реальная обстановка кабинета хирурга Сергея Сергеевича Юдина.
Он располагался на втором этаже здания Института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского в Москве.
Сцена развернута по горизонтали и максимально приближена к зрителю.
Параллельно стене кабинета располагается письменный стол с полкой, нечто вроде большого бюро – красное полированное дерево, золоченый декор, зеленое сукно на столешнице.
Слева на подставке и правее на полке – бронзовые бюсты выдающихся хирургов, на стене – множество черно-белых фотографий в рамках с портретами: С.П.Фёдоров, Сезар Ру, И.И.Греков, В.Ф.Снегирёв.
У стола в креслах расположились четыре фигуры.
В центре - С.С.Юдин – на голове медицинская шапочка, поверх белой футболки с короткими рукавами – длинный бледно-желтый клеенчатый фартук, закрывающий почти всю фигуру. В руках – колба с консервированной кровью – бесценной тканью человеческого организма.
Колба – центр всей картины, композиционный и смысловой.
Вместе с учениками и товарищами по работе в институте С.С.Юдин вспоминает, вероятно, о событиях 23 марта 1930 года. Тогда ему впервые в мире удалось перелить фибринолизную кровь человеку с благоприятным исходом.
Три другие фигуры – изображенные на картине - профессора А.А. Бочаров, Д.А. Арапов и Б.С. Розанов были свидетелями и активными помощниками этого события.
Двое слева - в военной форме.
Арапов что-то записывает в большой тетради, третья фигура развернута к центру композиции: – на профессоре черный костюм-тройка, серый галстук.
По цвету картина довольно сдержана, свет выхватывает из темноты важные элементы происходящего, акцентируя внимания зрителя на лицах участников сцены, центральной фигуре.
Тем не менее, в картине можно отыскать множество натуралистичных деталей.
В руке Бочарова – зажженная сигарета, перед ним на столе – портсигар и коробок спичек.
Медаль Арапова, ручка, тетрадь и газета в его руках предельно достоверны.
Стакан с чаем в руке Розанова, очки в кармане, стопка старых книг на полке, букет ирисов в стеклянном сосуде – детали делятся на равновесные пары и располагаются на одинаковом расстоянии от центра.
Безусловно, важна и их смысловая нагрузка.
Колба с кровью – открытие Юдина, определившее тему изображенной сцены и место хирурга в истории медицины.
Газета в руках Арапова, возможно со статьей об этом важном в истории медицины открытии, бюсты и фотографии реальных исторических лиц – отношение к ним хозяина кабинета, его предпочтения.
А записи Арапова, чай, сигарета в руках Бочарова дают нам временные рамки показанного действия, указывают на продолжительность и характер разговора.
Работа над картиной под предварительным названием «Подвиг ученого», началась в 1961 году.
Подготовительные этюды, выполненные художником, были малого размера, фрагментарны и для прямого переноса в картину не предназначались.
Основная работа выполнялась Лактионовым прямо на холсте, когда он начал непосредственно писать картину.
Художник привык работать с натуры, поэтому на картине воспроизведен реальный интерьер кабинета.
Для портрета позировали Бочаров, Арапов и Розанов.
Куда сложнее было изобразить главного участника сцены – С.С.Юдина тогда уже ушедшего из жизни. Ему пришлось многое пережить. Самый популярный хирург в СССР, дважды лауреат Сталинской премии, академик, член хирургических ассоциаций почти всех европейских стран и США был арестован за шпионаж и приговорен к 10-летней ссылке в Сибирь. Правда, после смерти «вождя народов», в 1953 году С.С. Юдин был реабилитирован, возвращен в Москву, вновь работал и оперировал в Институте им. Склифосовского, но через 11 месяцев умер от инфаркта.
Материалом для образа С.С. Юдина служили фотографии, посмертная маска рук и лица работы скульптора М.П. Оленина, два портрета М.В. Нестерова, бюст работы В.И. Мухиной.
Лактионову позировал и брат хирурга, очень на него похожий.
Таким образом, С.С.Юдин стал реальным участником сцены, а картина из группового портрета превратилась в нечто большее: здесь переплелись несколько линий портретности, где бронзовые бюсты и фотографии на стене подводят зрителя к идее преемственности, связи времен и поколений от великих и ушедших к ныне живущим.
(с)